Самые передовые и современные идеи и мысли о дизайне в разных областях человеческой деятельности: архитектуре, технике и быте.

Последние комментарии

Дизайн

 

Архитектурная и дизайнерская практика

Архитектурная и дизайнерская практика демонстрирует иерархию подчиненности «чужого» материала «своему». В качестве эпизодического вкрапления чужой материал может представлять собой пшату, создавая с основным материалом запланированный диссонанс. Более тонкое использование «чужого» материала связано с аллюзиями и парафразами, проникающими в основную ткань, повышая ее знаковость, поскольку вокруг любого такого экскурса в чужую стихию тотчас же вспыхивает целое поле новых смыслов и представлений. Они, в свою очередь, входят во взаимодействие с коренным материалом, умножая расходящиеся круги ассоциаций. На уровне же целостного художественного организма, а не в качестве эпизода или инкрустации, соотнесение «чужого» и «своего» материала все дальше уходит от возможности их дискретного вычленения. Начиная от равноправного сопоставления их в едином произведении, обладающем коллажным характером, — через сочетание исходно разнородных материалов с частичной их перестройкой, где они все еще узнаваемы, — к синтетическому сплаву их и порождению нового смысла и нового художественного языка (см. в главе 6 о языке постмодернизма).

Внимание к чужому материалу предполагает определенную работу с ним. Возвращенный с периферии культуры в ее ядро, «мифологический плут» снова становится специфическим («смеховым») дублером героя и активно содействует ему в его осваивающей деятельности. В соответствии с фундаментальными свойствами этого персонажа объекты материальной культуры «плутовского» типа открыты и не завершены, они всегда в становлении. Такая культура полистилистична, в ней скрыта изощренная интрига, использующая травестию, создающая пространственные и иного рода иллюзии и тут же обнажающая их изнанку. При создании объектов культуры такого типа допустимо заимствование любых приемов, любого инородного материала и сочетания их. Эти объекты лишены косности и допускают иронию.

Последнее качество утверждает уже чисто человеческое происхождение комплементарной стратегии освоения действительности, поскольку комическое, как известно, есть вид эстетической рефлексии, и в дочеловеческой природе ему нет места.

Объекты «плутовской» культуры развернуты сразу к различным «читателям»: каждый прочтет в них то, что ему близко, и каждый будет и прав, и не прав, ибо смыслы этих зыбких, пластичных объектов неисчерпаемы. И, соответственно, сами они — неисчерпаемая тема для исследований, умозаключений, интерпретаций и проектных концепций. Отсутствие страха перед «чужим», перед любыми культурными мутациями определяет силу и жизнеспособность культурного организма.

Сказанное позволяет провести типологическое сближение:

альтернативной стратегии освоения — с идеологией тотального проектирования;

комплементарной стратегии освоения — с идеологией включенного проектирования, свойственной «средовому» подходу.

В первом случае в основу творчества ложатся идеологические системы, эталоны «правильной» жизни, а результат его мыслится как реализация этих утопий (вспомним: новая рациональность отвергает возможность построения полностью подконтрольного общества).

Во втором — изначально принимается во внимание содержание «чужого», то есть еще не освоенного, материала (уже сложившееся состояние среды, местные обычаи и привычки и т. п.). Над этим материалом производится «хитроумная» творческая работа, завершающаяся результатом, который несет в себе новое качество, не сводимое ни к прежнему «своему», ни к прежде «чужому».

Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого