Самые передовые и современные идеи и мысли о дизайне в разных областях человеческой деятельности: архитектуре, технике и быте.

Последние комментарии

Дизайн

 

Зрелый модернизм.

Переход раннего модернизма в фазу зрелости означал окончательный разрыв с канонами классического философского и художественно-эстетического мировосприятия. Распространение популярной культуремы «заката Европы» (О. Шпенглер) свидетельствовало об окончательном историческом завершении эпохи европейской классики. Классическая культура превратилась в совокупность памятников, чье место отныне было в музеях и библиотеках. То, что некогда произошло с греческой мифологией, утратившей социальную актуальность и переместившейся в область культурной памяти европейцев, теперь происходило со всем миром классической культуры.

Если в эпоху классики человек сознавал себя благоразумным субъектом, последовательно восходящим по ступеням исторического прогресса, то в постклассическом духовном пространстве он стал ощущать себя существом, выпавшим из прочных нормативно-ценностных структур и оставшимся беззащитным перед одолевающими его «бесами» саморазрушения, безумия и вседозволенности.

Одно из главных внутренних противоречий культуры модернизма -это противоречие «традиция - новация», определявшего динамику эволюции модернистского искусства. Если в рамках протомодерна традиции еще довлели над новациями и содержание произведений искусства, появившихся в тех условиях, отличалось значительной духовной насыщенностью, то в условиях зрелого модерна новациям удалось опрокинуть абсолютное большинство культурных традиций, перешагнуть через них и устремиться навстречу безрелигиозной, имморальной пустоте.

Некоторое время искусство еще продолжало признавать нормативные ограничения этического и эстетического характера и не отождествляло свободу с вседозволенностью.

В. Кандинский в 1911 г. писал: «Величайшая свобода, являющаяся вольным и необходимым дыханием искусства, не может быть абсолютной. Каждой эпохе дана своя мера этой свободы. И даже наигениальнейшая сила не в состоянии перескочить через границы этой свободы». Однако, неустойчивое равновесие между традициями и новациями вскоре остается позади. Приходит время полного торжества новаций, что проявляется в виде возникновения множества новых школ, течений, направлений. Воцаряется атмосфера соперничества всех со всеми, ситуация стилевого хаоса.

Однако, воинствующий антитрадиционализм модернизма был кажущимся, поскольку на самом деле художественные новаций во многом оказались ничем иным, как возвратом к прошлому, но только не классическому, а к более раннему - доисторическому, докультурному, архаическому, когда еще не существовало ни художественных норм, ни эстетических канонов, а был лишь первичный сумбур смутных впечатлений и желание пробуждающегося сознания запечатлеть их посредством наивно-примитивных форм.

Многие мыслители констатировали эту метаморфозу искусства как истощение его духовного содержания, смену ценностных доминант рассматривали как глубокий кризис культуры. Русский социолог П. А. Сорокин называл этот кризис экстраординарным событием, поворотным моментом в мировой истории, непосредственно связанным с кризисными событиями социально-политического характера - мировыми войнами, революциями, социодинамикой возникновения и падения тоталитарных режимов. («Социокультурная динамика», 1941)
В модернистском контексте вектор массовых культуротворческих интенций оказался устремлен в направлении от порядка к хаосу, а весь нормативно-ценностный мир стал напоминать уже не «разбегающуюся Вселенную», а распавшийся космос, перешедший в состояние хаоса. Искусство словно забыло о существовании критериев меры, гармонии, истинности, блага и справедливости. Творческий дух, пребывающий в атмосфере тотальной вседозволенности и ощутивший ужас перед лицом хаоса, переживал состояние коллапса. Ему начало казаться, что мир не просто «вывихнул сустав», а сошел с ума, впал в буйное помешательство, чреватое неминуемой гибелью. Однако, постепенно отношение к хаосу вообще и к ценностно-нормативному хаосу, в частности, начало меняться, и он все чаще стал 'восприниматься уже как «родимый» (Ф. И. Тютчев), соответствующий неким глубинным установкам человеческого духа. Появилась уверенность в его продуктивности. Одновременно крепла убежденность в бесплодности и даже гибельности сверхпорядка. Культура модернизма начала сознавать себя не только формой возмущения против классического порядка, но и этапом перехода к порядку нового типа, отличного от классического.

Serge Lutens Rousse

Serge Lutens Rousse

serge-fragrance.ru

Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого