Самые передовые и современные идеи и мысли о дизайне в разных областях человеческой деятельности: архитектуре, технике и быте.

Последние комментарии

Дизайн

 

Рефлексия исследовательского зрения

Рефлексия исследовательского зрения (что авторы ищут, на что именно смотрят и т. д.) находит в текстах все более эксплицитное выражение - наряду с тем, как различающиеся истории и проблемы самих авторов отражаются в разнообразных историях мест. Превалирующей темой здесь остаются провинция и провинциальность, осмысление которых в последнее десятилетие также претерпевает интересную эволюцию: от традиционного компенсаторноабстрактного воспевания чистоты и бескорыстия провинциальной души и патриархальности провинциальной культуры к «плотным описаниям» и экономическому анализу.

Так, масштабный проект не только по изучению деятельности городских сообществ, но и по стимулированию их активности осуществлен в начале 2000х гг. командой самого известного российского урбаниста Вячеслава Глазычева в двухстах малых городах . Задачи решались разные, включая и курьезные, но столь знакомые всем нам .

Я работал с маленьким кусочком славного Владимира, прямо за Золотыми воротами, где узкие улочки веером спускаются к Клязьме, и имел там дело с лестницей, которая в течение трех лет имела одну непочиненную ступеньку. Эта лестница спускается к вокзалу, и поэтому там не одна нога была сломана. Но понадобилось внешнее включение, понадобилось, чтобы мы провели там сложный семинар со всякой активизацией народа, чтобы приколотить одну доску на место на этой лестнице.

Интересно, однако, что иерархическое распределение российских городов и весей по некоей ценностной шкале упорно воспроизводится и в новейших штудиях провинциальности. Вот пример, почерпнутый из предисловия редактора к недавнему тематическому номеру «Отечественных записок».

Провинция может быть бедна, стагнирована, голодна, находиться в бесконечной удаленности от полезных ископаемых, университетов, заводов и пароходов. Но все равно безошибочно узнаваема - по неизгоняемому духу русской литературы, по левитановской прелести пейзажей, по выживающим из последних сил и всегда полным театрам, по чудом сохранившимся библиотекам и любовно лелеемым краеведческим музеям. По застенчивой гордости провинциалов, по тому, что жизнь в ней продолжается своим тихим стоическим чередом <...> Торжок - провинция, Челябинск - нет. Недоказуемо, но совершенно понятно.

Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого