Самые передовые и современные идеи и мысли о дизайне в разных областях человеческой деятельности: архитектуре, технике и быте.

Последние комментарии

Дизайн

 

Скульптор Дэниэл Силвер

Скульптор Дэниэл Силвер работает с разными материалами: стеклом, деревом, пластиком, гипсом, камнем, однако при всей разности материалов неизменной остается лишь одна черта: стремление изображать человека, а если быть совсем точным
- к изображению человеческой головы. «Голова может стать предметом искусства гораздо чаще, нежели тело» ... Все персонажи Силвера - это хранители коллективной памяти, что придает им эффект «узнавания».
-
Персонажем для своего объекта Гошка Макуга избрала Елену Петровну Блаватскую. В интерпретации Макуга, номинантки премии Тёрнера 2008 года, бессмертный вождь теософов предстает безжизненной мумией, восковой фигурой, невольно ассоциирующейся с телом Ленина в мавзолее. Эта фигура словно иллюстрация к пособию по всеобщему гипнозу, так популярному в 90-е в России, но на деле, свойственному всей мировой медиа-культуре.

Художница Лали Четвинд, в день своего 33-летия сменившая имя на Спартак, неравнодушна к театральным постановкам, посвящая большую часть своего творчества искусству перформанса. Ее произведения - это не только персонажи комиксов, как например, «Невероятный Халк», но и мистические существа, которым поклонялись и которых почитали столетиями предания многих народов мира. При создании объектов латекс, картон, краска умело сочетаются с мешковиной, создавая эффект театральной мистичности объекта, и в то же время, наделяя произведения театральной условностью.

Самым же запоминающимся арт-объектом на выставке является двухметровая волна Дика Эванса, которую он назвал «Черный виноград». Волна из карбида кремния, материала, используемого для шлифовки алмазов, является убедительной аллегорией безнадежности. Невольно на ум приходят «Плот» Теодора Жерико и «Девятый вал» Айвазовского, с такой силой эта аллегория воспроизведена на языке скульптуры. Ощущение двоякое: волна грандиозная по своему исполнению, но в тоже время является ничем иным, как поднятым со дна мусором. Где же в этой композиции человек? - это та самая жестяная банка, которую волна прибьет к берегу, констатация факта, что от человека мало что зависит в мировом ходе вещей.

Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого