Самые передовые и современные идеи и мысли о дизайне в разных областях человеческой деятельности: архитектуре, технике и быте.

Последние комментарии

Дизайн

 

Чакраворти и Гайятри Спивак - индийские интеллектуалы

Чакраворти и Гайятри Спивак - индийские интеллектуалы, преподающие в университетах США. Фундаментальной исторической предпосылкой возникновения массива постколониальных текстов был переезд ряда интеллектуалов третьего мира в столицы мира первого. Политические и культурные возможности большого города (его, как правило, прогрессивная политика и бурная культурная жизнь) - привели к тому, что в текстах этих авторов именно глобальный город - Лондон или Нью-Йорк - метонимически и символически выступает микрокосмом нового деколонизованного мира. Город - сам по себе искусственное образование, в котором сочетаются возможность чувствовать себя членом какой-то общности и созерцать бесконечное разнообразие людей. Поэтому город - идеальный постколониальный «дом»: здесь никто не может претендовать на то, что «по рождению» заслуживает здесь находиться. Постколониализм отдает предпочтение, так сказать, безродным космополитам, подчеркивая случайность и сконструированность наших отношений с местом. Достаточно ли, однако, для постколониального интеллектуала лишь воспевать свои «безродность», гибридность, «изгнание»? Тексты такого рода в изобилии продолжают производиться, но я сама не раз была свидетелем того, как публика на международных конференциях заметно скучает, когда по программе доходит очередь до очередного изгнанника. Гайятри Спивак говорит в этой связи о «элитарном» постколониализме, представители которого разработали стратегию дифференцирования себя от угнетенных собратьев по расе посредством того, что говорят от их имени. Спивак, которую часто приглашают выступать в европейских университетах, своими выступлениями часто вызывает гнев «подсевшей» на постколониализм европейской интеллектуальной элиты - и тем, что считает это течение в его нынешнем виде фиктивным, и тем, что вместо того, чтобы говорить о своей гибридной индийской душе, разговаривает с ними о Деррида (благодаря ее переводам с французского с ним познакомился англоговорящий мир) и Лакане. Она формулирует термин постколониальный информант, имея в виду многочисленных обитателей американских университетов, которые ничего не могут сказать о угнетенных меньшинствах в самих деколонизованных нациях . Но «аура идентификации» с этими далекими объектами угнетения манит исследователей. В лучшем случае они идентифицируются с другими расовыми и этническими меньшинствами в городе, где живут. В худшем - они пользуются этой аурой и играют роль местного информанта, не испорченного западным знанием. Они либо пишут повествования о культурной и этнической особости своих народов, либо прямо говорят, что их экономическое и социальное преуспевание - это сопротивление колониализму. Спивак разбирает самые разные случаи непрямого участия постколониальных интеллектуалов в «пособничестве» неоколониализму. К примеру, в постколониальной ситуации женщины не представляют собой единого коллектива с общими интересами и нуждами. Они столь же стратифицированы, как и мужчины. В таком контексте традиционная гендерная политика не может заменить классовую политику. Другой пример: если считать, что сегодняшние различия в уровне оплаты труда соответствуют традиционным различиям в уровне привилегированности, тогда внимание исследователей удобно отвлекается от процесса капиталистической эксплуатации на устойчивость феодальных традиций, на национальную, культурную, этническую специфику того или другого народа. В действительности же между капитализмом, традициями и разнообразием существует удобный симбиоз.

Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого