Самые передовые и современные идеи и мысли о дизайне в разных областях человеческой деятельности: архитектуре, технике и быте.

Последние комментарии

Дизайн

 

Две стратегии культурного освоения действительности

Известно, что древнейший человек свое представление о добре, надежности и порядке помещал в иное, необыденное, пространство, а затем строил свой мир по образцу идеального, воплощенного в мифе. Миф, представ в процессе культурного развития символом, являет собой исключительно емкую и экономную моделирующую систему. Миф, вместивший в себя в свернутом виде зачатки философии, науки, религии и искусства, представляет собой целостную модель мира и выразительное свидетельство осваивающих усилий человека. Учитывая это, полезно рассмотреть ab ovo (буквально — «из яйца», здесь — от начала), какими путями человеческое сознание изначально разрешало конфликт «своего» и «чужого».

При всем многообразии мифологических систем и пестроте населяющих их образов для подавляющего большинства этнических культур планеты характерно действие в них сквозных «персонажей». Везде есть вредитель (враг, демон), посягающий на строгую упорядоченность бытия, это — некое деструктурирующее, энтропийное начало. На него обрушиваются созидательные силы, стремящиеся отделить организованный мир от первозданного хаоса, защитить островки порядка. Действия этих сил развиваются по двум принципиально различным сценариям:

следуя прямолинейной логике: «победить — значит уничтожить враждебный объект»;

следуя так называемой логике «бриколажа» (логике «обходного маневра»): «победить — значит уничтожить страх, заключенный во враждебном объекте».

В первом случае на арену действий выходит культурный герой со свойственными ему прямолинейностью и радикализмом. Во втором — оснащенный всем арсеналом своего специфического оружия (интрига, хитроумие, травестия, осмеяние и т. п.) мифологический плут (он же трикстер). Для того чтобы стать медиатором и получить возможность побеждать при помощи таких созидательно-разрушительных средств, плуту приходится сочетать в себе свойства обоих полюсов, то есть совмещать в своем характере черты и героя, и его врага, и добра, и зла. Поэтому в отличие от «героической» логики «или/или» в его арсенале логика «и/и» определяющая «принцип дополнительности».

Действительно, что действеннее смехового снижения, пародии и профанации способно снять атавистический страх перед «чужим», преобразовать его в «свое»?! Ведь что сделалось смешным, уже никого не испугает. Если поведение мифологического героя моделирует собою ратную доблесть, то поведение плута — возможности ума и «политических решений», противопоставленных прямой физической силе. Здесь необходимо подчеркнуть, что в архаическом сознании хитроумие ешр не отделилось от ума, и поэтому к проделкам мифологического плута неприменимы современные моральные оценки.

Проекции действий этих мифологических персонажей — героя и плута — на реальные культурные процессы воплотились в двух принципиально различных стратегиях освоения действительности:

альтернативной, основанной на жестком противопоставлении («или/или»);

комплементарной, основанной на интерполяции полюсов, на медиации («и/и»). В чем же заключается своеобразие каждой из них, и каковы их следствия для проектной, в том числе дизайнерской, практики?

Альтернативная стратегия освоения предметного окружения основана на усугублении оппозиции «свое — чужое», она предполагает безоговорочное отвержение «чужого», радикальное разрешение этой оппозиции путем удаления из нее неприемлемого члена.

Первый вариант применения альтернативной стратегии — изоляция «своего» — связан с охранительной позицией «закрытой» культуры, с культурным изоляционизмом. Такой путь знаком и дочеловеческой природе (вспомним аналогию: панцирь моллюска — крепостные стены).

Другой вариант — экспансия «своего» — тоже имеет естественное происхождение. Культурное сообщество, «осваивая» новую для него территорию, «метит» ее, после чего она становится для него «своей». Здесь происходит то, что называется «навязывать свои ценности», «насаждать свою культуру», это предполагает уже достаточно высокую семиотичность (символичность, знаковость) этой культуры. Если сама культура выступает знаком воцарения порядка, то материальный объект, представляющий законы данной культуры, становится знаком второго порядка и наделяется магическими свойствами. Воздвижение культового сооружения или водружение знамени есть символическое утверждение «своего» на «чужой» территории, отчетливый знак культурной экспансии.

Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого