Самые передовые и современные идеи и мысли о дизайне в разных областях человеческой деятельности: архитектуре, технике и быте.

Последние комментарии

Дизайн

 

«неодновременность» постсоветскости

В то же время именно «неодновременность» (Эрнст Блох) составляет одну из главных характеристик постсоветскости. В том смысле, что в присущих ей социальных отношениях сосуществуют различные темпоральности. Если мотивом одних вариантов твоего поведения может стать архаический страх наказания, а другие продиктованы модерной максимой «время - деньги», то третьи связывают тебя с десятками современников тем, что вам нравится одновременно принадлежать к нескольким сетям - исследовательским, дружеским, «по интересам», которые сегодня есть, а завтра могут и исчезнуть, сменившись новыми. То же, что важно, относится и к вещественным параметрам городского существования. Возвращаясь к примеру с «маршруткой», можно сказать, что в ней произвольно сочетаются технические и социальные изобретения, возникшие в самые разные времена: колесо изобретено в неолите, циклу Карно двести лет, конвейерная сборка - в 20-х гг. прошлого столетия, что-то добавилось полвека, а что-то - лишь десять лет назад. Что же тогда делает маршрутку современной? Как замечает Мишель Серр , «каждая историческая эра - мультитемпоральна, она одновременно опирается на устаревшее, современное и футуристское. Поэтому данные объект или ситуация «полихронны», мультитемпоральны и раскрывают время, собранное «из многих складок». «Из многих складок» собраны и язык и понятия, используемые нами для описания городской современности.

Не случайно столь широк круг проблем, связанных с урбанистической эпистемологией . Когда перед нами такое сложное образование, как город, как к нему подступиться? Что за объект будет зафиксирован в описаниях и теоретических объяснениях? Допускаем ли мы, что город представляет собой объективную реальность, которая может быть безошибочно проанализирована с помощью строгих методов? Или, проникшись уроками культурного релятивизма, отдаем себе отчет в том, что наши слова о городе, от имени какой бы дисциплины они не произносились - лишь одни из множества возможных? Какими тропами мы пользуемся и почему предпочитаем именно эти? Кому будут интересны и нужны полученные результаты? Наконец, если мы работаем со «случаями», насколько обобщения, сделанные в отношении практик и репрезентаций данного города, распространяемы и значимы за его пределами? Чья привилегия знание о городе? А если мы скажем «знание города», то чья это привилегия?

Со страниц ранних классических урбанистических текстов возникает фигура исследователя-одиночки, и сила этого впечатления подкрепляется описанными в этих текстах Зиммелем и Беньямином образами горожан - прагматичных, равнодушных к окружающим, визуально их потребляющих, не вникая в их резоны. В то же время значительное число теоретических моделей порождено исследовательскими коллективами урбанистов. Работающие в одном университете и живущие в одном городе (как представители чикагской школы) или представляющие разные вузы и разные города (как представители лос-анджелесской школы), исследователи городов сам характер своих коллективов, сетей, политической ангажированности делают значимым компонентом урбанистики.

Только на протяжении второй половины ХХ в. в урбанистике сложилось, как минимум, три подхода: научно-количественный, изучавший с 1960-х гг. природу индустриального города, продолжая традиции чикагской школы; возникшая в 1970-е гг. урбанистическая политическая экономия, нацеленная на общее изучение связи города и капитализма; постмодернистская урбанистика 1980-х гг., осмыслившая постиндустриальные города на примере, прежде всего, Лос-Анджелеса . С другой стороны, мир серьезно меняется, что требует новых усилий воображения. Требует новых вопросов, которые позволят увидеть те его стороны, которые до сих пор ускользали от теоретического внимания. Неслучайно наше время - время множества теорий, время осознания того, что ни одна теория (или даже их сочетание) не способна охватить происходящее. Как пишут Н. Трифт и А. Амин ,

Создание теорий - это гибридный набор проверяемых предположений и возможных объяснений, почерпнутых из зондирования мира и его упорных ответов, и попыток абстракции... Как таковой, этот набор всегда не полон, всегда совершенствуется, и всегда пронизан непоследовательностью...

Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого