Самые передовые и современные идеи и мысли о дизайне в разных областях человеческой деятельности: архитектуре, технике и быте.

Последние комментарии

Дизайн

 

Официальные лица и легионелла

В центре нашей истории и рассказанной Латуром истории о Пастере и оспе - микробы - невидимая часть городской природы. Главное отличие между ними в том, что Латур в своем историко-научном исследовании живописует научное открытие оспы, тогда как легионелла, уже будучи открытой, лишь проявилась, или «вспыхнула», в Верхней Пышме. С другой стороны, очевидная параллель между микробами Пастера и микробами в водопроводных трубах состоит в том, что как Франция XIX века не ведала об оспе, так и микроб легионеллы - до того, как он проявился поблизости и представил реальную угрозу - для большинства из нас не существовал. Он возник во всей своей очевидности, когда стало ясно, что недогретая вода для него - лучшая чашечка.

Петри. И он... продемонстрировал свою активность в качестве «агента», объединенного с людьми в одну сеть, в данном случае - городскую теплосеть. Есть и другая параллель: оспа прославила Пастера, а в данном случае легионелла могла сделать свердловского губернатора печально знаменитым: «А, это тот, у которого люди заражаются воспалением легких, приняв горячей душ!». Как же это противоречит образу лидера стремительно трансформирующегося региона. В котором строятся все новые объекты и возводятся все новые высотные здания. В котором бьет ключом деловая активность и перспективы развития которого все более расширяются.

Небезосновательно позиционируя себя как большого мастера привлечения иностранных инвестиций, губернатор мог знать, а мог и не знать, что в еще одном крупном городе - Санкт-Петербурге - легионелла фигурировала в контексте, куда более тесно связанном с инвестициями. Туристская привлекательность второй столицы - источник экономического благополучия большого числа людей и структур. После того, как в газете «Оиаг&ап» была опубликована заметка о том, что пожилые английские туристы с круизного корабля, делавшего остановку в Петербурге, заболели легионеллой и допускают, что заразились поблизости от городских фонтанов (ЬИр://,мг№№^иагё1ап.со.иМп1ета1;юпа1/в1;огу/0„2138543,00.Ь1т1), пресс-служба Водоканала Санкт-Петербурга распространила заявление о том, что вода в фонтанах – водопроводная. Т. е., по определению проходит глубокую очистку (как если бы под Екатеринбургом люди заразились не из водопровода), что фонтаны ежедневно осматривают специалисты (!) и что вода в них просто- напросто слишком холодная для выживания бактерий. Этот эпизод еще раз свидетельствует о том, что в сегодняшнем глобализованном человеческом воображении микробы играют важную роль. Они, с одной стороны, олицетворяют невидимость и повсеместность рисков, а с другой стороны, символизируют потребительскую искушенность и активность: микробы - внушают нам послания реклам чистящих средств. Это то, с чем можно справиться, то, что можно уничтожить, то, по отсутствию чего на вверенной тебе территории (кухня, унитаз, квартира, далее - везде) о тебе судят, как о хорошем хозяине.

В «Тринадцати друзьях Оушена» (2007) режиссера Стивена Содерберга есть эпизод: одним из способов мести за «кинутого» друга, который придумывают Оушен и Ко, стало помещение судьи, присуждающего престижную гостиничную премию, именно в тот номер роскошного отеля при развлекательном центре, который предварительно был щедро опрыскан бульоном, кишмя кишащим бактериями. Когда все это биологическое разнообразие высвечивается судьей, проверяющим номера гостиницы на соответствие самым строгим гигиеническим нормам, в инфракрасных и ультрафиолетовых лучах, ты понимаешь ужас бедолаги. Но здравый смысл подсказывает, что что-то подобное - при подобающей смене оптики - можно увидеть и в родном жилище. Так потребители и колеблются между высокомерным самообманом и иллюзией контроля («Где угодно, только не у меня») и реалистичным пониманием того, что мы давно уже с микробами сосуществуем и наше счастье, что мы их не видим.

Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого