Самые передовые и современные идеи и мысли о дизайне в разных областях человеческой деятельности: архитектуре, технике и быте.

Последние комментарии

Дизайн

 

Город джентрифицируется и деиндустриализуется

Город джентрифицируется и деиндустриализуется, так что бывшие рабочие городки и кварталы, вроде Фонтаны, обречены на запустение. Дэвис подробно их описывает: это память о другом, возможном, городе, об исторической альтернативе «раю обладания». Дэвис не собирается романтизировать это альтернативное воображение, но показывает, что те, кто стирают следы другого прошлого Лос-Анджелеса, рискуют поплатиться за свое высокомерие.

Смерть и упадок, реальные и символические, были описаны им в «Мертвых городах» . Дэвис рисует образ города как хрупкого и временного человеческого создания, которому постоянно угрожают природные и социальные катастрофы. Силы небесные и геологические создают фон для истории городов, которую прослеживает Дэвис, доводя ее до социальных катастроф ХХ в. и показывая, сколь многое в истории последнего столетия было направлено, скорее, на разрушение городов. Изменения в социальном воображении и восприятии городов, вызванные 11 сентября 2001 г., оттеснили на второй план «бустеризм» и «триумфализм». Гордость, которую вызывали города как символ экономического процветания, осталась в прошлом. А апокалипсические картины происходящего и будущего, которые с мастерством подлинного писателя рисует Дэвис, нацелены на то, чтобы осмыслить город не как вечный спутник, смысл и средоточие человеческой цивилизации, а как что- то, что может исчезнуть куда быстрее, чем людям кажется.

Дэвис иллюстрирует эту идею малоизвестными эпизодами истории «неонового Запада» (так называется первая часть его книги «Мертвые города»), когда американские нефтяные корпорации и Голливуд были мобилизованы для помощи военным частям, связанным с химическим оружием. Города вроде Джермантауна, в которых были тщательно воссозданы интерьеры типичных немецких и японских квартир, были специально построены в 1943 году в пустыне Юты для экспериментов с применением напалма во время бомбардировок, чтобы добиться максимального поражения. Они трижды разрушались и воссоздавались заново, пока результаты не удовлетворили военных. Пожары в городах врага были бы поистине разрушительными, доведись им применить разработанные технологии . Эксперименты с напалмом не прошли напрасно: 2 тыс. т. напалма были сброшены на Азакуса - рабочий район в Токио . Погибли 100 тысяч человек, эти данные долго держали в секрете, а когда обнародовали, то они не вызвали ажиотажа. Некоторое время спустя гражданское население Хиросимы и Нагасаки стало мишенью ядерной бомбардировки.

Дэвис считает, что эксперименты военных обрекли целые регионы на то, чтобы стать «национальными зонами, принесенными в жертву». Это прежде всего юго-запад США. 1 059 взрывов было произведено между 1945 и 1992 гг., подавляющее большинство из них - на полигоне в пустыне Невады. Каждое облако - будь оно результатом подземного или атмосферного взрыва - содержало, считает он, больше радиации, чем то, которое поднялось над Чернобылем в 1989 г. Комиссия по атомной энергии дни выбирала для взрывов дни, когда ветер дул от Лос-Анджелеса и Лас-Вегаса: обитатели маленьких городов и деревень считались менее значимыми.

Когда по приказу Черчилля велись ковровые бобмардировки немецких городов,. британский премьер надеялся, что уцелевшее гражданское население поднимет восстание против Гитлера . Реализация секретной стратегии воздушной борьбы против Германии сопровождалась массированной пропагандой, в ходе которой американцев убеждали, что только стратегически значимые цели будут подвергнуты бомбардировке. В действительности союзники предпочитали бомбить максимально заселенные районы, и Дэвис сообщает о разочаровании британских военных, которым так и не удалось вызвать масштабные пожары в подвергаемых бомбардировке городах. С марксистской страстью Дэвис подчеркивает, что это кварталы рабочего класса пострадали больше всего, тогда как виллы богатых и дома состоятельных, слишком далеко отстоящие друг от друга, не подходили в качестве целей бомбардировок: слишком много пришлось бы потратить на них бомб.

Хотя российского читателя это полномасштабное повествование о городах, пострадавших в ХХ в., смущает тем, что в нем полностью отсутствует упоминание о наших мертвых городах, о руинах Сталинграда, Минска, Киева, сама модель войны, ведущейся военными против гражданских лиц и больших и малых городов, описана им весьма впечатляюще.

Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого