Самые передовые и современные идеи и мысли о дизайне в разных областях человеческой деятельности: архитектуре, технике и быте.

Последние комментарии

Дизайн

 

Музыкальный отклик на поэзию Гёте

Музыкальный отклик на поэзию Гёте появился ещё в раннем творчестве Арриго Бойто. Стихи и музыка «Серенады» Бойто вдохновлены гётевскими стихотворениями «К Луне» и «К месяцу». Произведение итальянского композитора Бойто, стилизованное под старинный песенный жанр, в то же время впитало в себя и опыт немецкой баллады, и идею романтического двоемирия. Лирический герой стихотворения просит луну помочь ему завоевать возлюбленную. В случае успеха он обещает посветить луне хвалебную песнь: «Скажу: ты из опала,/ Из злата, янтарей,/ Цветы околдовала/ И бриз, чтоб дул нежней» , а в случае провала, обрушить на нее поток инвектив: «В неистовство пучины/ Свергайся с высоты!/ Ведь ты, шута личина,/ Глумливый череп ты» . За стилизацией народной песенной традиции проглядывает амбивалентность современной поэту действительности, иронично играющей с прошлым на рубеже веков.

Один из наиболее характерных персонажей произведений движения «Скапильятура» - герой интеллектуал, разочаровавшийся в позитивистских ценностях, не верящий более в достижения науки и прогресса. При всей злободневности такого героя для конца XIX столетия нельзя не узнать в нём гётевского «Фауста», разочаровавшегося в науке, ищущего раскрытия тайны жизни в мистических откровениях. Именно этот идейный резонанс доминантных персонажей эпохи с образом Фауста привел Бойто к новому музыкальному прочтению гётевской темы, обладающей безграничным потенциалом воплощений.

Название оперы «Мефистофель» свидетельствовало об особой интерпретации сценических акцентов гётевского произведения: в тексте либретто количество сольных арий Мефистофеля (бас) не уступает количеству выступлений Фауста (тенор). Один из лучших исполнителей партии Мефистофеля - Федор Шаляпин убедил дирижера Тосканини, что именно этот персонаж играет решающую роль в драматургическом замысле автора. Исполнение 28-летнего Шаляпина в 1901 году принесло всемирный успех полузабытой опере с нелегкой сценической судьбой.

При создании текста либретто Бойто пытался вместить в него все сюжетное богатство гетевской трагедии, однако первая попытка оказалась неудачной: публика не приняла оперу. На премьере 5 марта 1868 года в театре «Ла Скала» сам автор дирижировал оркестром, но опера, состоящая из пяти актов, пролога и эпилога, оказалась слишком длинной - более пяти часов. Данную версию оперы предполагалось разбивать на две части и показывать на протяжении двух вечеров. Однако Бойто, сокрушенный провалом, вернулся к своему творению лишь через несколько лет, он изменил первоначальный замысел и значительно сократил текст. Новая версия «Мефистофеля», состоящая из пролога, четырех актов и эпилога, оказалась более удачной: в 1875 году публика «Театро коммунале» в Болонье встретила оперу овацией. В России, в Большом театре, премьера оперы состоялась 3 ноября 1887 года (дирижёр И. Альтани, режиссер А. Барцал).

Из феерического карнавала фигур гётевской трагедии Бойто выделил основные: Фауст, Мефистофель, Маргарита, Марта и Елена. Движущей пружиной произведения стали любовные коллизии: акцент сольных арий и дуэтов был перенесен в сферу чувств Фауста к Маргарите и Елене, с контрапунктом арий Мефистофеля, как временного вершителя их судеб. Это никак не противоречило замыслу Гёте. Из немецкой трагедии, наполненной философскими размышлениями, бытовыми сценками, лексическими и сюжетными экспериментами, приключениями, необычными встречами главного героя с земными и потусторонними персонажами, Бойто, как истинный итальянец, выделил любовную квинтэссенцию, которая неожиданным образом показала замысел Гёте в свете итальянской традиции «сладостного нового стиля», воспевавшего на музыкально-поэтическом поприще «любовь земную» и «любовь небесную». Фауст, потерявший земную любовь - Гретхен, стремился обрести с помощью Мефистофеля возвышенную, идеальную любовь - отделенную от него веками Елену Троянскую, но, в конце концов, оказывался в объятиях призрака. Фауст, будто начавший действовать в соответствии с эстетикой и логикой «стильновистов», искавших в любви возможность самораскрытия и самопознания человеческой личности, обретал горькое откровение жизненной философии. Благодаря встречам с Маргаритой и
Еленой, познав доступное смертным таинство любви, Фауст обнаружил, что реальность - это страдание, а идеал - иллюзия.

Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого