Самые передовые и современные идеи и мысли о дизайне в разных областях человеческой деятельности: архитектуре, технике и быте.

Последние комментарии

Дизайн

 

Марксистский постмодернизм Эда Соджа и Фредерика Джеймисона

«Исходить из пространства» - так обманчиво просто формулирует основания своего многолетнего исследовательского проекта Эд Соджа . Сначала пространство, а потом история, сначала пространство, а потом дискурс, сначала пространство, а потом бессознательное - таков его взгляд на прошлую и настоящую социальную реальность. Сами названия книг, составивших трилогию: «Постмодернистские географии» (1989), «Третье пространство» (1996) и «Постметрополис» (2000) безошибочно указывают на то, что главное определение реальности настоящего для Соджа - постмодернистская, а в содержании этих книг с разных сторон описан главный постмодернистский город - Лос-Анджелес.

Соджа был не первым автором, увидевшим в этом городе значимые для постмодернизма процессы. На пальму первенства с успехом может претендовать неомарксистский культурный теоретик Фредерик Джеймисон, опубликовавший в 1984 г. в «Нью Лефт Ревью» знаменитую статью о постмодернизме, или культурной логике «позднего» капитализма. В которой постмодернизм позиционировался как продукт меняющейся мировой экономики, а главным способом анализа этих изменений провозглашались не классовые отношения, а эстетическое измерение новой архитектуры (в качестве примера которой Джеймисон рассмотрел лос-анджелесский отель «Вестин Бонавентура»2, спроектированный архитектором Джоном Портманом, о чем ниже).

Неомарксист-постмодернист - не самая привычная для нашей страны комбинация взглядов. Здесь важно помнить, что в интеллектуальной истории США второй половины прошлого столетия между двумя этими линиями мысли сложились достаточно тесные отношения. Они состояли прежде всего в том, что волна сильного интереса к марксизму, вызванная событиями 1968 г., довольно быстро (в 1980-е гг.) сменилась волной другого сильного интереса - к постмодернистской теории, расплывчатость и многогранность которой препятствовали ее политической мобилизации. Изменения в политике американских университетов и издательств состояли в том, что если в 1970-е гг. марксизму были открыты все двери, то в 1980-е они открылись для постмодернизма (закрывшись, соответственно, для марксизма). Среди интеллектуалов-марксистов, которые приняли новый вызов, были Дэвид Харви и Фредерик Джеймисон. Если Харви сосредоточивается на экономическом анализе постмодерности, постоянно говоря о «гибком накоплении» и глобализации, то Джеймисон пытается воссоздать все разнообразие культурных проявлений новой стадии развития капитализма, организованного вокруг потребления и основанного на власти многонационального капитала. Его главная идея состоит в том, что постмодернизм выражает третью («позднюю») стадию развития капитализма, которая проявляется, во-первых. В нарастании связи технологии (электроники, автомобилей и ядерной энергии) с сетями социального контроля, во-вторых, в глобализации капитала, в-третьих, в организации жизни общества вокруг потребления, в-четвертых, в укреплении позиций массовой культуры и массмедиа, и в-пятых, в завершении процесса индустриализации.

Западный марксизм, который на зрелой фазе своего развития словно забыл об экономическом детерминизме и погрузился в утонченный анализ «надстройки». В трудах Лукача и Блоха, Беньямина и Маркузе, Адорно и Альтюссера - находит в нем достойного продолжателя, но для Джеймисона важно постоянно держать в поле зрения те процессы, которые происходят на стыке экономики и культуры. Вот почему «из всех искусств» для него особенно важным является архитектура, которую он считает самой близкой экономике, ибо с нею у нее - «непосредственные связи», состоящие в заказах архитекторам и динамике стоимости земли .

Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого