Самые передовые и современные идеи и мысли о дизайне в разных областях человеческой деятельности: архитектуре, технике и быте.

Последние комментарии

Дизайн

 

обнаружение одновременно старой и молодой женщины в популярном рисунке

Хрестоматийный пример - обнаружение одновременно старой и молодой женщины в популярном рисунке из психологического атласа происходит на базе мотивации именно феноменальной поисково-интерпретационной деятельности. Итак, допустим, мы совершили все переосмысления феноменологического подхода и попали в музыкальную антропологию. Что это нам дает практически?
Предметом музыкальной антропологии является личность, становящаяся в индивиде при помощи теоретических и эмпирических музыкальных реалий.

Еще проще говоря, чему может научить человека музыка, снабженная такими новыми и тонкими инструментами?
- Может научить музыканта-практика высшим способностям, которые в одиночку не под силу ни музыковедению, ни психологии с педагогикой.
-
Скажем, такой способности, как «чувство формы».

О музыкальной форме можно сказать, что ее бытование возможно в виде формы-структуры (нотный текст - неорганическая система) и в виде формы-процесса (преобразование текста в музыкально-художественное произведение в необратимом процессе - органическая система).

В случае изучения музыкальной формы как структуры, практически невозможен художнический личностный подход, ибо если там есть звучание, то это - звучание во внутренних представлениях музыканта; оно - непредикативное (без основных интерпретационных свойств).

А вот музыкальная форма как процесс, взятая музыкально-антропологически, т.е. через становление интерпретатора на содержании музыкального произведения , скажем, дирижера, на финале Первой симфонии Бетховена,-несет большой образовательный потенциал.

Ибо чтобы завлечь формой слушателя, необходимо создать в необратимом движении симфонии феноменально новый тип взаимодействия музыкальных темпов с эмоциональными характерами и кульминациями. Причем, имеются в виду не витальные, физиологические эмоции, а признаки универсальных эстетических переживаний, которые только названиями напоминают базальные чувства {грустно, радостно, экстатично, певуче), но теоретически-феноменально их нет в природе. Они возникают только эмпирически-феноменально, только тогда, когда музыкант действует как художник.

Способность музыканта-художника создать новое и неповторимое взаимоотношение музыкального времени (темпов) с динамическими кульминациями эмоциональных красок и есть высшая способность «чувство формы».

... Собственно некоторые заблуждения автора, с точки зрения арт-психологии и педагогики, происходят также от талантливости. Вот скажем, дихотомия - «звучащее-незвучащее». Теоретическое ее представление как одного творческого континуума - есть остроумная догадка.

Но, в бумажном, нотном тексте (в форме-структуре), схваченном взглядом музыкальной психологии, мы видим, что вся музыка незвучащая.

В форме-процессе всё разворачивается во времени и всё звучит - даже паузы. Игорь Стравинский после исполнения «Весны священной» сказал моему учителю по интерпретации Кириллу Кондрашину: - Спасибо вам за прекрасно звучащие паузы.

Или Гаркадьевский феномен экспрессивной непрерывности.

С нашей точки зрения, носителем экспрессии является «психологический музыкант». У меня в эксперименте по читке с листа (в конце 70-х годов), мастера-музыканты способом чтения доказывали, что они видели текст на несколько тактов вперед. Но когда надо было читать по одному такту, (а остальные я, стоя рядом, закрывал черным картоном), они, чуть ли не приходили в ярость.

Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого