Самые передовые и современные идеи и мысли о дизайне в разных областях человеческой деятельности: архитектуре, технике и быте.

Последние комментарии

Дизайн

 

Неклассические теории города

В 1960-1970-е в урбанистике сочетались, во-первых, позитивистские по духу количественные модели использования городской земли; во-вторых, исследования субъективного отношения людей к городу, и в-третьих, радикальная политическая экономия, основанная на марксизме. Первые продолжали чикагские традиции картографирования города, используя статистические методы и бихевиористские модели. Бихевиоризм был популярной моделью и тех авторов, которые вслед за Кевином Линчем, занимались исследованием ментальных карт города. Каким образом люди ориентируются в городе, как прокладывают себе путь, как принимают решения о найме жилья - эти вещи выяснялись вначале с помощью опросов, а затем с помощью компьютерного моделирования. Один из главных результатов этих исследований состоял в обнаружении того, что в повседневном поведении горожан немало иррационального. Радикальная политическая экономия обратилась к отношениям производства, потребления, распределения и обмена, способствуя пересмотру отношений между исследователями и властями. Ученые видели себя теперь не только поставщиками информации тем, кто принимает решения. Последние, наряду с планирующими инстанциями и девелоперами, были включены в число объектов исследования - в качестве факторов, скорее, создающих и воспроизводящих социальные проблемы, нежели их успешно разрешающих. И немудрено: поскольку фоном и истоком всех городских явлений и проблем для марксистской урбанистики был капитализм, то все агенты городского развития мыслились как вовлеченные в поиск наиболее выгодных мест для вложения капитала.

Не слишком ли, однако, жесткая это рамка для объяснения происходящего в городе, и в особенности процессов, связанных с социальными и культурными различиями? Таким вопросом все активнее стали задаваться начиная с 1970-х гг. и феминисты и представители постколониальных исследований. Различия и их влияние на идентичность обитателей города были в центре их внимания. Допущение о том, что наряду с экономической логикой капитализма городская жизнь определяется другими процессами, роднит эти течения с постструктурализмом. Рефлексия феномена различий между людьми и культурами привела в последние десятилетия к обостренному ощущению присутствия «другого» в философском, историческом, критическом дискурсах и к проблематизации феномена гетерогенности человеческого существования. Сконцентрированность на языке и репрезентации мира в различных символических системах позволила сторонникам постструктурализма продемонстрировать взаимосвязь материальных и нематериальных сил. Так, последователи Мишеля Фуко показали силу дисциплинарных описаний современного мира и способность социальных наук собственные тотальные обобщения социальной реальности продвигать в качестве доминирующих - за счет местного и наивного знания. С тех пор тем ученым, кто считает, что их взгляд на реальность по той или иной причине является привилегированным, сложнее утверждаться в своих претензиях на интеллектуальное господство.

В урбанистике этот сдвиг проявился в пересмотре амбиций: все меньше ученых видит смысл в создании обобщающих теорий города и все больше - в обращении к местному и частному в городах. О чем бы ни писали сегодня исследователи и в какой бы области они ни работали, в их текстах можно подметить такие общие черты, как отбрасывание монолитного и гомогенного во имя разнообразия, множественного и гетерогенного, отрицание абстрактного, общего и универсального в свете конкретного, частного. Так, выполненные «культурными географами» работы полемически свидетельствуют, что итоги изучения, к примеру, феномена беспрецедентной притягательности американских торговых центров, типов спортивных или медиа-фанатов или «призраков», преследующих воображение горожанина, несут человечеству одинаково важную информацию.

Но есть еще одна важная причина, почему наследие классической урбанистики, в «чикагском» или традиционно-марксистском ее вариантах, обнаруживало ограниченность. Стремительно менялись сами города. Они «децентрировались», если воспользоваться популярным в пост-структурализме термином. 1Т-компании и торговые центры, тематические парки развлечений и заводы - все это существовало теперь за пределами города. В собственно же городе тоже шли новые процессы: он по-новому разграничивался на корпоративные центры, «сообщества за воротами», центры потребления и т. д. Потребление стало центром жизни изменившихся, постиндустриальных городов - мест постфордисткой экономики.

Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого