Самые передовые и современные идеи и мысли о дизайне в разных областях человеческой деятельности: архитектуре, технике и быте.

Последние комментарии

Дизайн

 

Будущее городов

Реальность - в том числе и городская реальность - часто открывается нам только как уже интерпретированная. Париж в восприятии более-менее

образованного туриста неотделим от торговых пассажей, описанных Беньямином, от размноженных в миллионах фотографий парочек, целующихся на набережных Сены. Сказав «Монпарнас», ты слышишь в своей голове отклик

- «богема», увидев смуглого человека в метро, перебираешь в голове эссе парижских философов о горящих в пригородах машинах. При слове «Лувр» вспоминается пирамида Пея, преобразившая серо-желтый песчаник королевского двора. А можно не умничать, а вспомнить (снятые где-нибудь в Риге) стройные ряды мушкетеров в небесно-голубых плащах, столь памятные по советскому фильму: «Пора-пора-порадуемся!».
-
Но не только восприятие, но и опыт городского существования пронизаны словами, образами и знаками. Физическое в нем - пустая улица ранним утром, глоток относительно свежего воздуха, скованность движений - сплетено с символическим: за десять минут ожидания машины, что отвезет тебя в аэропорт, тебе могут вспомниться и одиночки на картинах Дэнниса Хоппера и твое первое возвращение домой на рассвете, в сонной голове промелькнет что- то про добродетельность встающего рано человека и утопичность предвосхищения им целого дня. Язык, текст, дискурс повсеместны в том смысле, что мы не в состоянии избежать отбирающих, фильтрующих и преображающих реальность эффектов нашей интеллектуальной оснастки, ограничивающего воздействия наших интерпретативных рамок и сетей метафор. Эти рамки и сети не столько ограничивают, сколько пронизывают наш опыт, и без них он был бы плоским и бесцветным. Его бы вообще без них не было. И уж тем более велика их власть, когда речь заходит о будущем: схемы и прожекты, предсказания и сценарии - как еще мы можем заглянуть в завтра?

Кого из нас не преследует опыт прогулки по старому центру европейского города с его уличными кафе и скверами, небольшими площадями и необычными магазинами, вкусно пахнущими рынками и духом истории, которым пропитаны здания, кварталы и, кажется, сами обитатели! Помню громкое восклицание девушки из Сан-Франциско, услышанное перед входом в ресторанчик на Монмартре: «Ах, если бы только я могла здесь поселиться! Вся моя жизнь была бы совершенно иной!» Какая ирония! Я имею в виду то немалое число американцев, что могли бы с энтузиазмом произнести эту фразу как раз о Сан-Франциско. И есть, конечно, немалое число русских, украинцев и их собратьев, которые вообще не столь разборчивы: для них удачно поселиться и вписаться просто где-то «там» было бы неплохой жизненной перспективой. Эта связь между жизнью и местом, между лучшей, возможной жизнью и городом, который даст ей возможность состояться, связь между твоей жизнью и твоим будущим городом, обостренно переживается каждым. Сидя в долгих пробках, претерпевая шум улицы во время бессонницы, добывая справки в присутственных местах, сталкиваясь со жлобством, свои огорчения мы резонно связываем с городом, в котором живем. Но будем объективны: мегаполис с его сумасшедшим ритмом, пестрыми обитателями, манящей новизной продуктов и переживаний, ощущением включенности в происходящее составляет родную для многих из нас среду. Среду, которая создается веками. В одних случаях это происходит таким фантастически-удачным образом, что город на века становится магнитом воображения. В других, более нам знакомых, вроде бы удалось создать приемлемую для жизни среду, однако и все новые вызовы подстерегают, и не заходимся мы от восторга при виде возводимого и восстанавливаемого. Будущее нашего города вовлечено и в мечты и в повседневные резоны: что будет с ценами на жилье, бензин и автомашины, «встанут» ли Москва и другие крупные города, с какими детьми будут играть наши внуки.

Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого