Самые передовые и современные идеи и мысли о дизайне в разных областях человеческой деятельности: архитектуре, технике и быте.

Последние комментарии

Дизайн

 

Город и повседневность

Приступая к теориям городской повседневности, мы сталкиваемся с уже знакомой проблемой. В контексте данной главы - это проблема соотношения теоретического обсуждения повседневности «вообще» и городской повседневности. Немецкий феноменолог Бернхард Вальденфельс, обсуждая типы понимания повседневности, о городе рассуждает вот в каком контексте. Различные формы деятельности, включенные в разные сферы жизни, подчиняются несопоставимым правилам и существуют автономно. Повседневность же - это пространство для соединения разделенного и встречи всего и вся. В этом смысле она противостоит нарастающим фрагментации нашей жизни и несопоставимости логик, определяющих общение с близкими или чужими людьми. Повседневность представляет собой «место обмена и обмен мнениями». Город и есть такое место. Он проявляет суть таким образом понимаемой повседневности. Он, однако, может стать «плавильной печью» для обособленных ценностей и стилей жизни при двух условиях. Во-первых, если «ему удается противостоять тотальной функционализации». Приходят на ум многочисленные в нашей стране города, в центре которых - «градообразующие предприятия». Города, возникавшие для выполнения единственной функции - беспроблемного воспроизводства промышленной рабочей силы для заводов - имеют небольшие шансы стать «местом обмена». Во-вторых, если это - большой город. Тогда город может быть «чем-то большим, нежели собранием памятников культуры, построек специального назначения и линий движения транспорта».

И действительно, это жизнь больших городов легла в основу всех известных нам теоретических подходов к повседневности «вообще». Британский географ Найджел Трифт не без иронии замечает: «Трудно представить ситуационистов в Стивенэйдже, де Серто в Катфорде или Лефевра в Льюисхеме». Льюисхэм, к примеру - депрессивный лондонский жилой массив, часто именуемый «городом крэка». Ничего не говорящие нам названия призваны продемонстрировать неизбежность, с какой предметом описания городской повседневности классиками становились не просто большие города, часто столицы, но центры этих городов - Парижа, Лондона, Нью-Йорка. Вес уже написанного об этих особых пространствах таков, что, кажется, любой сиюминутный жест, а тем более взгляд исследователя из своего окна, расположенного в средоточии цивилизованного мира, приобретает в них особую значительность. Это города с аурой, словно приглашающие зарыться в «чудесных складках изношенного каменного пальто», как некогда написал Беньямин о Париже. Они - сладкая, не отпускающая от себя отрава. Они ошеломляют. Многое из того, что Беньямин пишет об ауре произведений искусства, приложимо и к ним: эффект ауры состоит, вероятно, в соединении качества нашего переживания и собственно культурной среды, которая это переживание делает возможным. Здесь индивид переживает особые игры пространства и времени, сам становясь местом встречи с миром, встречи мимолетного мгновения и вечности, мифа и рациональности, приватного и публичного, экстерьера и интерьера.

Если место городской повседневности - это именно большие города, то как дело обстоит с ее временем? Велик соблазн вычленить в повседневности ее сиюминутные проявления и другое, «длинное» время и проследить одновременное протекание разных длительностей или тепоральностей повседневности. Тогда возникает проблема соединения в повседневности моментов новизны, которой бомбардирует нас город (новые здания, моды, нравы), и более «медленного», «геологического» ее измерения. В литературе о повседневности я бы выделила как минимум три варианта такого соединения.

Это, во-первых, соединение повседневности и, так сказать, повсе- ночности. Желание и страх - невидимая эмоциональная инфраструктура городов. Зигмунд Фрейд , Вальтер Беньямин , автор замечательной книги «Незримые города» итальянский прозаик Итало Кальвино, британский географ Стив Пайл описали парадоксальные соединения между городскими фантасмагориями и реальностями. Города - переплетение ассоциаций, соединение парадоксов и двусмысленностей, образов, представляющих желания и скрывающих страхи.

Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого