Самые передовые и современные идеи и мысли о дизайне в разных областях человеческой деятельности: архитектуре, технике и быте.

Последние комментарии

Дизайн

 

«Геттоизация» и бедность

Как городская этнография и социология описывают положение «не вписавшихся» людей, перебивающихся от одной временной работы к другой или вообще не работающих? Оценки и используемые понятия, объяснительные стратегии и мера радикализма выводов здесь очень зависят от политической позиции авторов. История последних трех-четырех десятилетий свидетельствует, что некоторые понятия, которые их авторы предложили в чисто описательных целях, были подняты на щит представителями радикальных правых взглядов на социальную политику. Так случилось с понятием underclass, введенным Гуннером Мердэлом, которое стали использовать для фиксации «сущностных» и не поддающихся реформированию характеристик городской бедноты, особенно афро-американской, а поэтому - для критики политики «велфэр». Схожую траекторию проделало понятие культуры бедности, введенное американским антропологом Оскаром Льюисом. Антисоциальное поведение крайне бедных людей мыслилось в 19601980-х годах как неизбежное следствие того положения, которое они занимают в социальном пространстве городов.

В конце 1990-х годов вышло несколько работ городских этнографов, осмысливающих процессы городской маргинализации и «геттоизации». Митчелл Данейе в работе «Тротуар» (1999) воссоздал жизнь чернокожих обитателей тротуаров нижнего Манхэттена, наводненного туристами, зарабатывающих на жизнь, предлагая прохожим книги и журналы. Элайя Андерсон (1999) в книге «Код улицы» описал гетто Филадельфии, отмеченное борьбой между «приличными» и «пропащими» семьями. Кэтрин Ньюман (1999) в книге «Стыдной работы не бывает» сосредоточилась на работающих бедняках Гарлема и путях, которыми они стремятся сохранить достоинство.

«Достоинство» - не случайное здесь слово. Всякий, занимавшийся качественными исследованиями среди не процветающих слоев населения, знаком с этим гуманистическим соблазном - так описать жизнь твоих информантов, чтобы они были не просто жертвами реструктуризации экономики. Но так ли беспроблемно стремление описать повседневную жизнь этих людей, чтобы вызвать симпатию к их положению? Ломая голову над интервью, что мне дали, тоже в конце 1990-х годов, екатеринбургские учителя, я отчетливо помню, как все, прочитанное об «униженных и оскорбленных», стучало в голову, оборачиваясь несколькими забракованными главами, которые казались то излишне пафосно обличающими власти, то лицемерно жалеющими моих героинь. О результате судить читателям (Трубина, 2002), но проблема интерпретации жизни тех, кто сам о ней говорит как о выживании и, в частности, проблема того, что делать с упомянутыми гуманистическими клише и позывами к морализированию - вызов для исследователей, работающих по обе стороны Атлантики. Скажу попутно, что у нас есть не только свободные от этих слабостей, но и вызывающие огромное уважение работы Евгении Долгиновой, опубликованные в журнале «Русская жизнь», описывающие ситуацию в небольших городах России. В частности, Долгинова написала о двух городах Свердловской области, работники шахт и заводов которых голодовкой пытаются добиться выплаты зарплаты.

Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого