Самые передовые и современные идеи и мысли о дизайне в разных областях человеческой деятельности: архитектуре, технике и быте.

Последние комментарии

Дизайн

 

Объект исследования по месту жительства и в путешествии: немного о российской урбанистике

Многие, наверное, помнят серию «социальных» рекламных роликов начала 1990-х гг. Нонна Мордюкова и Нина Русланова в оранжевых жилетках работниц железной дороги. Александр Збруев и Анастасия Вертинская - смертельно рассорившиеся «новые русские». Длинноволосая девушка в короткой джинсовой курточке спешит на встречу с любимым, зацепившись зонтом за решетку последнего троллейбуса, за рулем которого -Олег Ефремов. «Это мой город» - гласило послание этой рекламы, выражая не иссякшую еще тогда энергию социальных ожиданий, исходя от деятелей культурной индустрии и не вызывая столь сильных, как сегодня, ассоциаций с очередной политической кампанией.

«Это мой город» - могут сказать и те, кто о городе пишут: Владимир Абашев о Перми, Светлана Бойм , Александр Ваксер , Соломон Волков , Виктор Воронков и Ингрид Освальд , Григорий Каганов , Виктор Топоров о Санкт-Петербурге, Виктор Дятлов и Сергей Медведев об Иркутске, Мария Литовская и Сергей Кропотов , Николай Корепанов и Владимир Блинов о Екатеринбурге, Леонид Таганов о Иваново , Григорий Ревзин, Ольга Трущенко , Алексей Митрофанов , Нина Молева и Ольга Вендина о Москве. «Право на город» - понятие, введенное Анри Лефевром, часто используется, когда в урбанистические исследования хотят ввести нормативное измерение. Своеобразным правом исследовать город и писать о нем обладают те, кто в нем живет.

Города и прилегающие к ним территории давно стали предметом исследования российского академического сообщества, часто объединяя в себе объект и место проведения исследования. Изучать социальные и культурные процессы «по месту жительства» - удобно, дешево, сулит хоть какую-то социальную пользу и нередко имеет личный смысл. От «хоздоговорных» исследований, проводимых в годы застоя на соседних с вузами комбинатами и заводами, до академического краеведения и истории городов, издавна популярных у историков и филологов, от анализа политических предпочтений избирателей до попыток участия в кампаниях по маркетингу города (преобладающие сегодня варианты) - тематический спектр описаний городов может быть весьма различным, но, повторимся, часто изучается «свое», «местное». Отличаются и эмоциональная тональность, и, так сказать, нравственная окликнутость городских штудий: если в описаниях, продуцируемых политтехнологами, как правило, царит цинизм гва1ро1Шк, то на гуманитарном полюсе преобладают созерцательность и ностальгия. Эпистемологические и политические связи исследователей с родным городом могут быть различными: от прагматичного сотрудничества с обладающими ресурсами инстанциями, не предполагающего какой-либо эмоциональной и личностной вовлеченности в поставляемое знание, до искренних реформаторских интенций. Авторитетность полученных результатов чаще всего базируется на репрезентативной выборке, но и качественные исследования становятся все более популярными. Стали превалировать антропологические истоки авторитетности производимых текстов: «Я здесь, среди них, живу (жил)».

Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого
Машины прошлого